Автоюмор

юмор связанный с автомобильной тематикой
Юный открыватель
Сообщений: 72
Оффлайн
Ситуация: подъезжая к светофору, вы видите уже стоящих там БМВ и пассажирскую
ГАЗель, битком набитую людьми.
Вопрос: за кем встать, чтобы быстрее уйти со светофора?
Зависит на какой Вы машине :
1. Ока встанет между ними.
2. Зубильщик объедет и встанет впереди - медленно и гордо мигая писалками и рыча проржавевшим глушителем. При старте дернется и заглохнет.
3. Волгарь встанет сзади посредине, заняв оба ряда.
4. Автобусник вообще останавливаться не будет, а рассчитает время подката и подкатится потихоньку как раз к зеленому сигналу.
5. Запорожец подьезжать вообще не будет ближе 100 м, помня страшные анекдоты .
6. Газельщик встанет на встречке (заодно высадит и посадит пассажиров)
7. Классика сломается не доехав 50 м до этого светофора;
8. Нива торжественно начнет объезжать это дело по обочине, в этот момент загорится зеленый, и все уедут;
9. Мерин встанет сзади биммера и будет моргать фарами;
10. Стритрейсерская десятина встанет на встречке рядом с биммером и будет отчаянно газовать, вызывая на дрэг. В дрэге будут участвовать все трое.
11. УАЗик без тормозов отчаянно бибикая заставит занервничавший биммер проехать чуть вперед и горделиво займет его место, где и заглохнет.
12. Гаишный форд объедет по встречке, проедет на красный, развернется через сплошную и уедет обратно.
 Информация
Информатор
Гугл
Оффлайн
Юный открыватель
Сообщений: 72
Оффлайн
Доблестным гаишникам, мировым судьям и прокурорам посвящается


Яркий свет в конце туннеля, на мгновение погас, но тут же озарился, вспышкой тысячи звезд. Как оказалось звезды вспыхнули в голове, а вовсе не на небе. Мировой судья, Неправдов Сергей Петрович, открыл глаза и потер ушибленный лоб. На лбу красовалась огромная шишка, он попробовал сесть, но это не удалось, так, как зад сильно саднило. К своему ужасу он замети, что из всей одежды на нем была прозрачная мантия и парик, который своим видом скорей напоминал спутанную козлиную бороду. Повернувшись назад, Неправдов увидел огромные ворота, на которых красочные барельефы рассказывали о нелегкой жизни грешников в Аду. Мировой сглотнул и выронил парик. Яички, и так имевшие довольно скромные размеры, уменьшились на порядок. С трех остальных сторон зияла пропасть.
С мелодичным скрипом ворота отворились и навстречу Неправдову, вышла странная парочка. Один из них был довольно упитанным чертом, с острыми вилами внушительных размеров. Вилы были раскрашены в черно-белую полоску, на шее висел милицейский свисток. Хвост у черта нервно дергался и громко щелкал. Второй, был миловидным ангелом непонятной половой принадлежности. За спиной, как и полагалось, была пара крыльев, в руках, вместо арфы, проблесковый маячок красно-синего цвета, маячок непрестанно мигал, озаряя окрестности зловещими вспышками.
- Ёперный театр! Да что же это такое, Господи! – проблеял заикающимся голосом мировой.
- Не поминай имя Господне всуе! – рявкнул ангел голосом, который ни как не гармонировал с его внешностью.
От неожиданности и страха у Неправдова подкосились ноги и он сел на саднящий зад, при этом громко пукнув . Между ног на земле растеклось пятно желтого цвета.
Подскочив с ошалелыми глазами, Неправдов заметался по площадке, затем, наметив цель, ринулся в ворота, норовя проскочить между чертом и ангелом. Но черт, словно жезлом перегородил проход вилами, при этом громко свистнув в свисток. Ангел в свою очередь взвыв наподобие сирены, ловко подставил ножку. Мировой растянулся на земле, мокрое желтое пятно не заставило себя долго ждать…
- Ваши документы, - на удивление спокойно сказал черт.
- К-к-какие документы? – не понял Сергей Петрович.
- Какие? Которые по ПДДА положены! Ты что, ПДДА не читал!?
- Какие ПДДА? – мировой почувствовал недомогание.
- Правила Дорожного Движения Ада! – рявкнул ангел. Неправдов в очередной раз подивился ангельской внешности, и решил, что лучше общаться с чертом, не смотря на острые вилы тот, внушал доверия больше.
- Я-я-я не знаю.
- Не знаешь или не ХОЧЕШЬ знать? – не унимался ангел.
- Да погоди ты! – черт подошел к мировому и бесцеремонно сдернул мантию. – Вот гляди.
На спине мирового красовался оттиск повестки к Святому Петру. На правой ягодице, был оттиск протокола о направлении в Ад, на левой, ходатайство Сергея Петровича о пересмотре дела и направлении в Рай.
На копчике примостились временные права, правда, просроченные.
Черт разочарованно вздохнул.
- Ну вот, опять волокита! Когда уже сразу, с направлениями, кого куда присылать, будут?
Ангел взглянул на спину мирового и сплюнул на землю.
- Да на кой черт он мне в раю сдался? Забирай его к чертовой бабушке.
- Ну ты! Не фиг к моей бабушке всякое дерьмо посылать. – черт обиженно щелкнул хвостом.
- Ладно-ладно, - смягчился ангел. - Давай оприходовать! – ангел зло посмотрел на мирового, от чего Сергею Петровичу стало еще хуже.
- Ну что, прокатимся? – хитро улыбнулся черт. От этой улыбки, у Сергея Петровича отношение к черту резко изменилось, а слабость в ногах усилилась.
С этими словами черт выкатил из-за ворот алюминиевую двухколесную тачку с наглухо затонированным передним стеклом и номером В 666 АД. Руля у тачки не было.
- Прошу! – Черт слегка подтолкнул мирового вилами под зад к тачке. Сергей Петрович не шевельнулся.
- Он в шоке! – Констатировал ангел, при этом маячок у него замигал с удвоенной частотой, и, набрав в грудь побольше воздуха истошенно заорал, - По машинам!
Ноги мировому отказали окончательно, он упал на карачки. Мочится было больше нечем. Черт лягнул его копытом. Ускорение, переданное чертом, возымело действие, и Неправдов быстро-быстро пополз на четвереньках к тачке.
Место соприкосновения с копытом начало мучительно ныть. Решив больше не испытывать судьбу, Неправдов шустро залез в тачку, обзорность спереди была никакая. Черт, вцепившись сзади в рукоять тачки, начал движение. Ангел с мигалками летел над головой, громко издавая звуки, подозрительно напоминавшие вой милицейской сирены. Скорость возрастала. Вскоре Неправдов перестал различать пейзаж по сторонам, так как он слился в единую серую массу. Вскоре раздался громкий хлопок, звук сирены стал тише и как-то дальше сзади. Ангел по-прежнему летел над головой и беззвучно открывал рот, черт с яростным выражением лица, молотил копытами, цоканье которых раздавалось почему-то далеко сзади.
И Сергей Петрович с ужасом понял, что он только что преодолел звуковой барьер. Дорога шла под уклон. Внезапно мировой почувствовал, что тачка стала вести себя как-то неуверенно. Он хотел было сообщить об этом черту, но его сзади не оказалось. Отсутствие ангела над головой подтвердило его самые страшные подозрения. Он понял, что пришел его конец. Заорав со всей мочи и закрыв глаза, он изо всех сил вцепился в тачку. Одно колесо стало опасно вибрировать. Неправдов открыл глаза и с опаской, высунув голову, посмотрел через переднее стекло. Впереди был оживленный перекресток. Остановиться или проскочить возможности не было. Неумело перекрестившись и тихо скуля, Неправдов с выпученными глазами стал ожидать столкновения.
Перекресток неумолимо приближался. Как издевательство мелькнул знак “Уступи дорогу”. Удар, опять звезды в глазах, опять саднит задницу. Место, где черт приложился копытом, вспыхнуло приступом новой страшной боли. Как ни странно, дно тачки оставалось сухим, хотя откуда-то исходил неприятный запах, что-то смутно напоминавший… Сергей Петрович сел в тачке и осмотрелся по сторонам. Перед ним стоял Лексус, с изрядно помятой дверью, на тачке же только слегка погнулась ручка. Из Лексуса вылез вдрабадан пьяный мужик, весьма бомжеватой наружности.
- Не! Ну ты чо творишь!? А? Ну ты попал, пипец мужик! – Он обошел место ДТП, следом за мужиком шел устойчивый шлейф винных паров. - Вызывай страховую и ГИБДнД!
- Какую страховую? Какое ГИБДнД? – опешил мировой.
- Не какое, а какого! Главного Инспектора Беспредела Дураков на Дорогах!
- Как вызывать? У меня нет телефона! – жалобно проблеял Неправдов, сомненья в помутнении собственного рассудка усилились.
- Ну темнота! Ба! Да ты никак новенький! – бомжеватый мужик прищурил глаза разглядывая голого Сергея Петровича, - Чёт не пойму, ты кто, гаишник, судья или прокурор?
- С чего вы взяли! – Неправдов возмутился тому пренебрежению, которое звучало в голосе у мужичка.
- Я обычный служащий, - на всякий случай соврал мировой.
- Врееешь! – нагло улыбнулся мужик, обдав сильнейшим перегаром мирового, муха, имевшая неосторожность пролетать рядом с его ртом, упала и забылась в алкогольной коме. – К нам только всякая шваль, голиком на тачках поступает. – Продолжил мужичек.- Обычный люд минимум на мэрсах рассекает. А ты видать грешил не по детски, людям жить не давал, обижал простого человека, судил не по закону. Да заболтался я тут с тобой, мне еще десять гаишников и пять судей в Пекло отвезти надо.
У Сергея Петровича екнуло сердце и упало куда-то в область желудка. Из-за зарешеченных задних окон Лексуса на него жалобно смотрело пять пар глаз. Судя по тоскливо-просящему взгляду, мировой безошибочно определил – гаишники.
Тем временем поддатый мужичек нажал на ближайшем столбе большую красную кнопку, под землёй стал нарастать гул. Вскоре, крышка ближайшего люка стала подниматься. Следом за ней, кабина наподобие продвинутой телефонной будки. На дне стоял ящик с надписью “Свидетели”, на ящике сидел высокий и сильно волосатый черт, свыше описанными вилами и свистком. Дополнял гардероб черта большой значок, приколотый к груди, на значке были буквы ГИБДнД., на правой руке повязка с надписью ИДПСА и книга с названием КоАРП. Расшифровывать эти загадочные сокращения Неправдов даже не стал пытаться, поскольку, увидев страшную рожу черта, напрочь забыл весь алфавит. Все это великолепие, завершала пара острых прозрачных рогов, в которых попеременно вспыхивали синие и красные лампочки. Добродушно, как старому знакомому, черт приветливо кивнул пьяному мужику, и обратил гневный взор на мирового.
- Нарушаем! Аааа!!!? – По сравнению с этим воплем, голос знакомого миловидного ангела, казался теперь Сергею Петровичу пением райской птицы. Неприятный запах в тачке усилился.
- Права!!!– взревело чудище. – И повернувшись к бомжеватому, спросило красивым тенором, - Как дела Васильич?
- Спасибо, потихоньку Хартс! Как детишки поживают, жена, нет ли перебоев с подковами?
- Да все чики-пуки, кстати о пуках , чё за ВОНЬ тут стоит? – нос у черта нервно подрагивал.
- Да это новенького, прокатили! – Улыбнулся Васильич, - Аттракцион “Жидкий стул”,
для говнюков всяких.
- Опять толстый со своим ангелком веселятся! Ну да ладно, молодость она такая. – Хартс улыбнулся, от чего стал еще страшнее. - Ну ты, в тачке, права давай. Или тебе назвать причину остановки? –Черт злобно ухмыльнулся, сверкая красными глазами.
Неправдов побледнел, и пролепетал.
- Нет-нет, что Вы! Я сейчас поищу. – При этом стал обшаривать себя голого, понимая насколько это глупо, но к удивлению обнаружил сзади на копчике нечто прилипшее. Оторвав это нечто, он с радостью увидел что это временные права, правда просроченные. – Вот, пожалуйста уважаемый!. – Сергей Петрович протянул документ.
Черт взял права и не глядя на них наколол на левый рог.
- Почему без прав ездим? ДТП совершаем. Что, знаков и разметки не видим? Может у вас со зрением не все в порядке? – Петрович стоял потупив глаза. – Употребляли сегодня?
- Нет-нет, что вы! – Поспешил ответить мировой. – Я вообще не пью!
- Все вы не пьете. Будем освидетельствование проходить! Васильич будешь понятым! – Черт достал планшет с протоколами и начал ногтем заполнять. Буквы были кривыми и страшными как улыбка черта.
- И так, протокол отстранение от управления тачкой. Вылезай!. Подписывай кровью.
- Я не буду, я боюсь крови! – взмолился мировой
- А людям кровь портить не боялся!!! – рявкнул Хартс. – Васильич подписывай отказ от подписи. – Васильич, дыхнул на галочку в протоколе и она превратилась в нарисованную бутылку вермута “777”. Скомкав протокол Васильич бросил его в будку.
- А копию? – неуверенно попросил мировой.
- Чего? – Хартс метнул свирепый взгляд на Сергея Петровича. – Копию? Получи! – Огромный кулак метнулся в грудь мировому, но удара не последовало. Кулак превратился в раскаленное клеше и Неправдов почувствовал адское жжение на груди и запах горелой плоти. Кричать было страшно, молчать невозможно и он тихо заскулил сквозь зубы и слезы. – Так пойдет!? - Хохотнул черт, глядя на помирающего со смеха Васильича. – Теперь протокольчик на чертово освидетельствование.
Хартс резво выписал следующий протокол.
- Копия нужна? – заботливо поинтересовался у Сергея Петровича Хартс.
- Спасибо, мне одной достаточно, - Поспешил отказаться мировой.
- Ну как хочешь! Приступим к процедуре, понятой! – Васильич подошел ближе. Черт извлек из будки китайский алкотестер. – Пломбы, акт поверки проверять будем? – Обратился он к Неправдову.
- Что вы, что вы! Я вам полностью доверяю! – с лебезящей улыбкой проговорил мировой.
- Дуй!
Сергей Петрович дунул. Алкотестер задымился и сгорел распространяя запах спирта.
- Да ты пьян как свинья! – декларировал черт.
- Я не пью уважаемый, и показаний ведь никаких нет, прибор сломан. – В душе мирового теплилась призрачная надежда.
- Так ты не согласен с показаниями? – возмутился Хартс. Тогда придется сдавать анализы. Кал и мочу..Кал я вижу в тачке. А вот мочу придется сдать.
Тут Сергей Петрович Неправдов наконец понял, что напоминал исходящий от тачки неприятный запах, и ему стало стыдно, впервые за много лет.
- Кал в спичечный коробок, мочу в стакан, - Сказал черт, протягивая пивную кружку.
Кал Сергей Петрович собрал быстро и много, он с трудом помещался в спичечный коробок размером с пачку от стирального порошка. А вот с пивной кружкой получалось не очень, то есть, совсем никак.
- Я не могу помочится, - Робко пролепетал он. Гнев Хартса обрушился незамедлительно.
- ЧТО! Ты отказываешься от освидетельствования!!! – Взревел он таким голосом, что на мгновение остановились все машины на перекрестке, а гаишники в Лексусе попрятались по сиденье. - ТЫЫЫ!!! Да Я тебя в самое пекло на 15 суток!!!
Неведомый доселе страх обуял Неправдова, то телу поползли мурашки, и он понял еще чуть-чуть пострашней бы и у него все бы получилось. Черт замахнулся на него вилами сверкая глазами, и мировому таки удалось ссыкнуть пару капель в кружку.
- Ну вот! – Расцвел в улыбке черт, а ты не хотел! - лампочки в рогах опять ритмично замигали. – Сейчас в лабораторию отправим! – Лилейным голосом промурлыкал он. - Неси сюда свое дерьмо! -
Неправдов стремительно метнулся к будке, и вложил анализы в указанный чертом пенал. Пенал со свистом ушел вниз под дно будки. – Пока займемся разбором ДТП в состоянии алкогольного опьянения.
- Но ведь анализов еще нет!. – Попытался выразить робкий протест Неправдов.
Черт глянул на него из подлобья, и Сергей Петрович осекся на полуслове.
- Свидетели есть? – спросил Хартс у Васильича.
- Есть, есть! Пять гаишников в Лексусе. – отрапортовал Васильич
- Эти гаишники не могут быть свидетелями! – Снова подал тихий голос мировой, опустив голову в ожидании очередной вспышки гнева Хартса.
- Васильич ну ты тоже, как ляпнешь чего! Какие же это свидетели, считай они уже без пяти минут кровяная колбаса для демонов.
Тоска в глазах гаишников усилилась. Мировой посмотрел на них, гаишники смотрели на него прощальным взглядом, в котором все же теплилась надежда. Такими глазами смотрели на Сергея Петровича лишенные, по подставам, прав водители, на его судебных заседаниях. Мировому стало стыдно опять. Уши горели сильней ожога на груди. Черт молча посмотрел на Неправдова.
- Свидетели, войдите! – рявкнул черт. Из ящика с надписью “ Свидетели”, как «двое из ларца одинаковы с лица», выскочила пара гаишников слегка зачмыренного вида. – За дачу ложных показаний знаете, что бывает?
- Так точно Ваша темность!
- Вы все видели, все слышали, кто виноват в ДТП?
- Он! – гаишники одновременно показали пальцами на Сергея Петровича.
- Да как же так! - воспротивился Неправдов, - какие же это свидетели, они пять минут как из под земли вылезли.
- НОНД! – Страшно прошипел сквозь зубы черт, - Знаешь что это такое? – Мировой опустил глаза.
- Я хочу заявить ходатай……..
- Отказать! – Прогремел Хартс.
- Я хочу привлечь защит……
- Отказать! Да ты я вижу холоп не уймешься?!! – Между рог черта сверкнула толстая голубая молния.
- Но КоАП статья 1.5
- У нас Кодекс Адско-Райских Правонарушений рулит! Читай! – с этими словами он протянул книгу озаглавленную КоАРП. Статья 1.5 называлась “Презумпция правоты мента”, читать ее сил у Неправдова уже не осталось, но то, что могло быть в статьях 25.1 и 27.7, навевало самые мрачные мысли.
- Но я же не виноват, меня на тачку силой посадили и с горы запустили, я ничего не мог сделать, чтоб избежать ДТП .- Умалял мировой.
- Чем докажешь?
- Те двое, что меня в тачку посадили, они могут подтвердить, что я не виноват!
Хартс подошел к будке, взял телефон и набрал номер.
- Толстого с ангелом ко мне! – распорядился он.
Ждать пришлось долго, три часа, как положено. На адском солнцепеке, оставшееся дерьмо в тачке источало умопомрачительную вонь. Грудь пекло, след от копыта пониже спины тоже давал о себе знать. Неправдов размышлял о том, что если это только предбанник Ада, то уж лучше сразу на кровяную колбасу к демонам. Хартс мило беседовал с Васильичем, и казалось совсем перестал интересоваться судьбой Сергея Петровича, когда подъехал черный Ауди, из которого, не торопясь, вышел субъект, мало чем отличающийся от Васильича. Следом за ним вылез упитанный черт и миловидный ангел с дьявольским голосом. Они весело и как-то невнятно хохотали. Ангел попытался взлететь, но правое крыло плохо слушалось, черт тоже как-то не уверенно стоял на ногах, и тогда к своему ужасу Неправдов заметил у каждого в руке по полупустой бутылке текилы.
- Хом! – Обратился Хартс к толстому. – Вы знаете эту вонючку?
- Нет Ваша темность, первый раз видим это пьяное чучело.
- Он утверждает, что это вы его запустили в тачке.
- Ваша темность, он просто пытается оболгать честных чертей и ангелов, чтоб избежать заслуженной кары. Вот и гаишники подтвердят наши слова. – Двое из ларца с готовностью закивали головами. Пятеро в Лексусе тоже, в надежде что их старания заметит Хартс. Хартс заметил, но виду не подал. Сергей Петрович же, сожалел о недавней своей жалости проявленной к гаишникам в Лексусе. Такой вероломной лжи он еще не встречал.
- Итак, рассмотрев ваше дело, “наш ароматный друг”, вина ваша доказана полно и всеобъемлюще, показания понятых и свидетелей, не противоречат друг-другу и подтверждены сведениям в протоколе.
Вам выдана повестка явится на суд к Святому Петру сегодня, незамедлительно, туда же будут направлены материалы дела о ДТП. К стати вот и анализы подоспели. В будке появился пенал, в котором оказалась свернутая трубочкой бумага. Хартс развернул ее прочитал, нахмурился и покачал страшной головой. - Анализ кала показал, что вы, любезный, просто обосрались. А вот моча - мало того, что ты в дрова пьян, так ты еще и марихуаны накурился. – У Сергея Петровича от безысходности и бессилия отвалилась челюсть. Он тупо смотрел выпученными глазами то на Хартиса, то на Васильича, то на вероломных гаишников. Мозг рисовал самые страшные картины Ада.
Хартис порылся в будке и достал слегка рваные штаны, не первой свежести и мешковатую майку, в пятнах неизвестного происхождения.
- На! Срам прикрой!
Неправдов прослезился от благодарности и умиления, судорожно схватил и натянул на себя обноски.
- Васильич! –Позвал Хартс. – Этого к Петру! – Гаишники из Лексуса заискивающе, с последней надеждой смотрели на черта. – Этих, - Хартс кивнул на пятерку.- На переподготовку к сукубам. Я думаю, из них еще могут, получится хорошие свидетели. – Гаишники, не веря своему счастью, радостно закивали.
Василич сопроводил мирового к Лексусу и запихнул его к гаишникам. Гаишники недовольно морщили носы и больно пинали Неправдова. Один, особо наглый гаишник, отпустил ему леща и сказал.
- Ну что, долишался? Насудился, неподкупный и справедливый! Вот узнаешь у Святого Петра по чем фунт постановлений и решений!
- Да вы что менты поганые! Да вы сами меня лишать просили, лажу всякую подсовывали выдавая за доказательства, бабками делились, рапорта голимые подсовывали, на медосвидетельствовании подставы устраивали, а теперь я что, один за всех отдуваться должен!
- Это кто поганые! - Заревели гаишники хором и тело Сергея Петровича скрылось под градом кулаков. Как доехали до суда он не помнил. Один глаз заплыл, губы были разбиты и кровоточили, пара зубов сильно шаталась.
- Чегой-то с ним? - Спросил Васильич гаишников, открыв дверь Лексуса.
- Да уснул по дороге, спотыкнулся о сидение и упал на пол.
- Аааа! - Кивнул головой Васильич. - Бывает! Ну выходи Любезный, а мы с гаишниками дальше, к сукубам.
Сергей Петрович, вылез из машины, окинув одним глазом здание суда. Кровавя слюна стекла с уголка рта по подбородку и капнула на асфальт. Мировой опустил глаза, засохших красных капель на земле было множество. Здание поражало своими размерами, и истошенными стонами и криками осуждаемых Петром грешников. По ступеням то и дело, туда-сюда, сновали расторопные черти, самых разных размеров и цветов. Ангелы от них не отставали, занимаясь своими не понятными делами. Судя по всему между ними царила полная идилия и взаимопонимание. Неправдова это слегка удивило, потому как шло в разрез с его представлением об Аде и Рае.
- Мировой судья Неправдов? - Обратился кто-то сверху. Сергей Петрович поднял голову и увидел небольшого розового ангела, с добродушным выражением лица. Слава богу на этот раз, внешний вид ангела полностью соответствовал его ангельскому голосу. Мировой попытался улыбнуться, чем спровоцировал очередной поток кровавой слюны на асфальт. Поморщившись от боли Сергей Петрович заметил, что стал потихоньку привыкать к постоянной боли, преследующей его с утра. Этот факт несколько приободрил его, никогда никем не битого. В школе его защищал старший брат, в институте папа прокурор с друзьями ментами, потом судейская неприкосновенность. Здесь же всего этого он был лишен, и с неприятностью узнал, что существует боль и стыд. Перед глазами яркой картиной всплыла тачка с зловонным дерьмом, Неправдов замотал головой прогоняя неприятное видение. Уши опять залились легким румянцем.
- Я. - Ответил мировой.
- Следуйте за мной, Святой Петр ожидает вас.
Неправдов поплелся за ангелом по ступеням, периодически спотыкаясь. Смотреть одним глазом было неудобно. Идя по длинному коридору, в сопровождении постоянных воплей грешников, Сергей Петрович спросил ангела.
- Кто там так орет?
- Кто-кто, гаишники, судьи и прокуроры. Там залы предварительного очищения и наказания грешников.
Сергей Петрович, судорожно сглотнул.
- Как их и кто наказывает?
- Всему свое время Сергей Петрович! - Высокомерно заметил ангел, - Сперва суд у Святого Петра, а там, что вам отмеряют, то и будет.
Неправдов сглотнул вторично.
- Мне бы водички. - попросил он.
- А зачем? Мочу вам сдавать больше не надо. А в Аду воды вообще нет, привыкайте.
- Но у меня есть ходатайство о направлении в Рай, - с надеждой прошептал Неправдов, заголяя левую ягодицу и показывая оттиск ходатайства.
Ангел с сомненьем поглядел на не совсем чистую ягодицу и с уверенностью заявил.
- Написано слабовато, мало ссылок на статьи КоАРП, да и знание ПДДА не очень. Отклонит, как пить дать.
Неправдову снова сделалось плохо, хуже, чем когда он сидел в тачке с дерьмом. Предательская слабость в ногах заставила остановится и сесть на пол, картины Ада снова поплыли в воспаленном мозгу, сознание балансировало на грани безумия.
- Ну ты чего? - Забеспокоился Ангел, - К Святому Петру опаздывать нельзя, а то рассмотрит дело в вашем отсутствии, а это ох как чревато.
Неправдов подскочил как пружина и заспешил за ангелом. Грешные служители Фемиды кричали громче всех, гаишники им громко вторили.
Достигнув конца коридора, Неправдов увидел огромную двустворчатую дверь, на одной половине были уже знакомые картины Ада, на другой, еще не известные мировому судье, сюжеты райских кущ. Сергея Петровича неотвратимо потянуло в кущи. Дверь раскрылась и они прошли в залу. По центру за огромным столом восседал Святой Петр, перед ним лежало весьма толстое дело Сергея Петровича. Петр лениво перелистывал его страницы, время от времени осуждающе качая головой. Несколько поодаль стояли гигантские весы, чаши, весящие на цепях, походили размерами на небольшие цирковые арены. Мимо чаш проходили рельсы, по которым черти и ангелы катили вагонетки наполненные какими-то бумагами.
- Мировой судья, Неправдов Сергей Петрович! - Произнес Святой Петр. - рассматривается дело о вашем дальнейшем перемещении в Ад или Рай, а так же дело о ДТП совершенном вами в состоянии опьянения, помимо всего, вы обвиняетесь в оскорблении пятерых достойных гаишников, по заявлению Васильича, а так же имеем жалобу уважаемого ГИБДнД Хартса, который обвиняет вас в разгуливании по порталу в непотребном виде. Так же вы обвиняетесь в оплевывании слюной ступеней здания суда.
Сергей Петрович с укоризной посмотрел на подлого розового ангела. Ангел выдержал испепеляющий взгляд вполне достойно.
- И так, вы можете что-либо сказать в свое оправдание? - задал вопрос Петр.
Неправдов окинул зал взглядом. Справа у окна, за барьером, разместилось около двадцати потрепаных гаишников, у каждого на груди красовался жетон с надписью "Свидетель", рядом в количестве пятьдесяти человек сидели водители лишенцы, с жетонами "Понятые", среди них Неправдов смутно узнавал знакомые лица. Лица ничего хорошего не предвещали. В отдалении сидело человек двести присяжных, судя по всему они были незаконно оштрафованы гаишниками, и пытались в свое время оспорить штрафы через суд, по выражению их лиц Сергей Петрович определил, что неудачно. Перспективы складывалась весьма мрачные. Мировой вспомнил свои неудачные попытки защитить себя перед Хартсом, и совсем раскис.
- Нет ваша Светлость. - Понуро промычал Неправдов.
- Раскаиваитесь ли вы в своих грехах публично?
- Раскаиваюсь ваша Светлость.
- Имеете ли ходатайства или заявления?
Неправдов вспомнил о ходатайстве на левой ягодице, но показывать задницу Петру при всех нехотелось. Но Петр разрешил его сомненья заявив подняв указательный палец.
- Напоминаю, ходотайство на заднице - ничтожно!
Мировому стало совсем грустно. Шансы побывать в кущах стремительно приближались к нулю.
- Раз ходатайств нет, то приступим к завершающей стадии суда.
На одну чашу весов черти высыпали из вагонеток отклоненные ходатайства и решения Сергея Петровича о штрафах и наказаниях, работы было много и черти с трудом справлялись. На вторую половину весов ангелы ссыпали оправдательные решения и удовлетворенные ходатайства. Сергей Петрович с дрожью в коленях понял, что этих решений в разы меньше и левую чашу весов не перевесить. Неправдов, перед реальностью Ада, искренне сожалел о своих безответственных решениях судьи, о нежелании вникнуть в суть дела и попытаться побывать в шкуре осуждаемого. Он закрыл лицо руками.
- Господи, какой же я болван! Господи прости мою грешную душу, не дай пропасть в Гиене Огненной! - молился Неправдов.
Тем временем чаши весов были заполнены, стрелка весов уверенно показывала на "Ад".
- Господа присяжные, свидетели, понятые, желает ли кто-либо выступить в защиту мирового судьи Неправдова Сергея Петровича? В зале стояла тишина, где-то вдалеке тишину нарушали стоны грешников. Желающих не было. Неправдов подумал, что скоро к хору грешников присоединится и его голос, мысль была жуткой.
- И так, господа! – Продолжал Петр. -
Путь праведника труден!
Ибо препятствуют ему себялюбивые и тираны из злых людей.
Блажен тот пастырь, кто во имя милосердия и доброты
Ведёт слабых за собой сквозь долину тьмы.
Именно он и есть тот, кто воистину печётся о ближнем своём
И возвращает детей заблудших.
И свершу великое мщение над ними наказаниями яростными.
Над теми, кто замыслит отравить и повредить братьям моим.
И узнаешь ты, что имя моё Господь, когда мщение моё падёт на тебя!!!
По совокупности грехов подсудимому определено наказание в виде вечного Ада, приговор окончательный и обжалованию не подлежит. У вас есть десять дней на искупление самых страшных ваших грехов. Следующий!
Неправдова подхватили под руки два здоровенных черта и потащили в заднюю дверь в конце зала. Сергей Петрович ошалело вращал белками глаз, страх вытеснил все мысли из головы, ноги не слушались, он попробовал закричать, но бес справа так долбанул его в ухо, что пробовать кричать больше не хотелось. За дверью оказались пыточные залы. Первый был для гаишников, здесь они проходили очищение огнем. Водители лишенцы привязывали их к огромным полосатым столбам, напоминающим жезлы. Столбы обкладывались пачками протоколов и поджигались. Гаишникам предлагалось мочится под себя чтоб сбить огонь. Из карманов гаишников торчали толстые пачки денег. Взятки, мелькнуло в голове у Неправдова. После очищения огнем их варили в пиве, пока они не становились красными как раки, затем жарили на огромных сковородах, но этим уже занимались черти. Они накалывали вилами протоколы и совали под нос гаишникам, если те умудрялись их прочитать и указать на процессуальные ошибки, то такие протоколы отправлялись на топку котлов судьям, а если нет, то в огонь под сковородку гаишникам. Несколько особо провинившихся гаишников жарили на вертеле, поливая водкой. Далее была пыточная для судей, здесь под руководством пары лишенцев, работало десятка три просветленных и очищенных гаишников, готовившихся стать «свидетелями». Судьи сидели привязанные к креслам. Гаишники подходили к ним, с толстыми пачками законов и постановлений и с размаху от души били по голове. В глазах некоторых судей проглядывало безумство. Если после удара по голове судья не мог перечислить всех законов, которыми его только что огрели, то он отправлялся на чистку дерьма в пыточную номер один, где разъяренные лишенцы были хуже самого сатаны. С наступлением безумства, судья отвязывался от стула, проходил очищение огнем, вымаливал прощенье у каждого встречного водителя и только после этого направлялся на исправительные работы в пело, шесть раз по пятнадцать суток. После работ они направлялись осветленные и очищенные в пыточную к прокурорам. Но все это лишь забавы, по сравнению с ужасом преисподней. Неправдова тащили все дальше и глубже. Наконец перед ним оказалась дверь с надписью, "Гиена Огненная", барельефы на этой двери, по своему ужасу, не шли не в какое сравнение с увиденным Сергеем Петровичем ранее. Виденные ранее картины, на фоне этой двери, выглядели рисунками из "Мурзилки" . Неправдов заорал.
- НЕТ!!! НЕТ!!! Хочу очищение огнем! Хочу на сковородку! У меня есть десять дней на искупление! Отпустите, черти проклятые! - бес лягнул его копытом, и Сергей Петрович поник, захлебнувшись болью, запахло знакомой тачкой и ее содержимым.
- Нам Петр не указ! Таких засранцев как ты, даже в огне не очистить! - и с этими словами толкнули Неправдова в открывшуюся дверь.
Объятья Гиены Огненной были непередаваемо ужасны.

Неправдов зашелся диким криком и проснулся. В постели мерзко хлюпало и пахло все той же тачкой. Кровавые сопли, вперемешку со слезами, текли по лицу. Сердце бешено билось и готово было вот-вот выскочить из груди. Воздух с диким свистом вырывался из груди.
- Господи! Это сон! - прошептал рыдая мировой судья Неправдов, пытаясь перекрестится. - Господи, это сон!!!.

Такого радостного утра у Сергея Петровича не было никогда. Жизнь была прекрасна и полна красок. Воспоминание о сне постепенно серело и выветривалось из головы, Неправдов шел на работу в мировой суд. Первое заседание было на девять часов, лишение по статье 12.15 ч4. дело на пять минут как всегда. Вошел водитель, а с ним очень неприятный человек смутно знакомой наружности.
- Это мой защитник. - сказал водитель.
- Где нотариально заверенная доверенность? – начал было привычно мировой.
- Она не нужна. - Сказал защитник и улыбнулся. - от этой улыбки мировому стало плохо. ГИБДнД это был он, Хартс во плоти. - Я теперь буду работать в вашем городе защитником прав автомобилистов в мировом суде, вот мой паспорт. - На кожаной обложке было теснение сцен из ада, изображенные на последней двери. Вонь нагретого дерьма в тачке ударила в нос, ниже спины заболел синяк от копыта, мировой опустил безвольно голову и зачитал

Статья 1.5. Презумпция невиновности

1. Лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

2. Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело.

3. Лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность, за исключением случаев, предусмотренных примечанием к настоящей статье.

(в ред. Федерального закона от 24.07.2007 N 210-ФЗ)

4. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Защитник прошу приступить к защите....

Город ожидали большие перемены, но об этом знал только Сергей Петрович Неправдов.
Юный открыватель
Сообщений: 72
Оффлайн
Список фраз, которые невозможно прочесть с первого раза правильно:
- с кем снять двушку?
- крутые выбоены
- я тебе отослала
Юный открыватель
Сообщений: 72
Оффлайн
Я, Иванов Иван Иванович, по существу происшествия могу пояснить следующее. Около 18 часов 10.03.2011 я поехал в спортзал, где занимаюсь дыхательной гимнастикой. Я готовился к занятию, был предельно спокоен, уравновешен и внимателен.

В 18.30 я на своём а/м двигался по улице Трифоновская, на зеленый сигнал светофора. Неожиданно для всех, игнорируя красный сигнал светофора, на перекресток выехал а/м Infiniti FX черного цвета, и совершил столкновение с моим а/м. Выйдя из машины, я увидел водителя и пассажира, визуально напоминающих испанцев, и дружелюбно спросил их на родном языке "Не попахивает ли красным светом?" (Al huele pido rosa?) В ответ подошедший ударил меня в лицо, после чего я потерял сознание, и меня привел в себя врач скорой помощи. Оскорблять или физически воздействовать на оппонентов я не мог.

Нахождение нападавших в багажнике во время прибытия сотрудников ГИБДД предположительно объясняю ожиданием (сидели в открытом багажнике из-за головокружения от удара при аварии), и непроизвольным нажатием кнопки закрывания на ключе. Переломы челюсти водителя Алиева и носа пассажира Ахмедова отношу к последствиям столкновения автомобилей. Повреждения на тыльных сторонах ладоней объясняю результатом столкновения автомобилей, так как в последнюю секунду, испугавшись, закрыл лицо руками и ударился об руль. Навыками единоборств и оружием не владею. Материальный ущерб оценить не могу, т.к. автомобиль застрахован по программе КАСКО...
Юный открыватель
Сообщений: 72
Оффлайн
Кандидаты в президенты России о московских пробках:
Жириновский:
- Я лично все машины в Москве уничтожу за 24 часа;
Зюганов:
- Мы с товарищами национализируем весь московский автотранспорт;
Прохоров:
- Я выкуплю у москвичей их авто;
Миронов:
- Мы попросим москвичей автолюбителей пересесть на общественный транспорт;
Путин:
- Мне кажется, ситуация с московскими пробками сильно преувеличена. Когда я езжу по Москве, то что-то их не замечаю.
|
Перейти на форум:
Быстрый ответ
Чтобы общаться на форуме, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.